RUFOR.ORG

Вернуться   RUFOR.ORG » Военное дело, законы, безопасность » Военное дело и безопасность

После регистрации реклама в сообщениях будет скрыта и будут доступны все возможности форума
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 18.01.2019, 23:56   #1
ezup
Amused
 
Аватар для ezup
ezup на форуме
Чебуралиссимус
По умолчанию Замполиты-политруки, но уж точно не комиссары. Часть 6

Постоянное внимание военнослужащим, политико-воспитательная работа с личным составом, забота о нуждах и запросах воинов формируют чувство единства в строю и уверенность в себе, в своих командирах и боевых товарищах. Боевой дух и вера в победу являются важными составляющими боеготовности и боеспособности частей и подразделений. Люди в любом деле, и на войне тоже, являются главным ресурсом, обеспечивающим успех. Без них, без их умений и воинского мастерства бесполезным грузом будет самое современное и мощное вооружение и боевая техника.


Православный замполит или профессиональный политработник?

Параллельно с усилиями РПЦ, внутри ГУРЛС ВС РФ в этот же период создавались армейские структуры по работе с верующими военнослужащими и военными священниками. Сразу отметим, что эта работа в силу объективных и субъективных причин велась не так активно. До 2009 года шла неспешная подготовка проектов разных документов и их согласование. И тем не менее, в 2010 году 3-х уровневая вертикаль на этом направлении работы была организационно оформлена. В главке было создано управление по работе с верующими военнослужащими. В феврале 2014 года начальником управления был назначен полковник запаса, доктор философских наук Суровцев А.И. Помимо того, что он окончил Курганское авиационное ВВПУ и педфак ВПА имени Ленина, он имел опыт работы в Синодальном отделе Московского патриархата.

Отделения по работе с верующими военнослужащими были созданы в военных округах и на Черноморском флоте. Они включали начальника — гражданского служащего и 3-х военных священников. В дивизиях и бригадах ввели должности помощников командиров, которые замещаются военными священниками. Как видим, в одной структуре ГУРЛС должности были укомплектованы различными категориями гражданского персонала МО РФ. Два верхних уровня возглавили, как правило, отставные офицеры, а на уровень дивизия-бригада были назначены действующие священнослужители.

По стечению обстоятельств, введение института военных священников совпало по времени с окончательным разгромом структур по работе с личным составом в ВС РФ. В предложениях по новой структуре органов воспитательной работы, опубликованных в «НВО» в декабре 2008 года, приводились расчеты и обоснования по сокращению 12874 офицеров и 6885 человек из гражданского персонала. К 2010 году в воспитательной структуре Вооруженных сил должно было остаться всего 4916 офицеров из расчета 1 офицер-воспитатель на 215 человек личного состава (до «оптимизации соотношение было другим — 1 офицер на 65 военнослужащих). Возникло предположение, что в образовавшуюся в результате массовых сокращений воспитательную нишу активно стала продвигаться РПЦ. Но это не так. Во-первых, взаимодействие церкви с командным составом и верующими военнослужащими началось гораздо раньше. Во-вторых, 240-250 военных священников по определению не смогли бы заместить более 12 тыс. сокращенных офицеров-воспитателей. Да и функционал у них был взаимодополняющий, а не заменяющий армейских воспитателей. Однако православные тенденции в воспитательной работе проявились достаточно четко.

С 2018 года воспитательно-церковная вертикаль в полном составе перешла в новую структуру ГВПУ. В этой связи возникает вопрос, а не будет ли завтра заявлено, что для улучшения рабочих контактов с военными священниками надо начать подготовку православных замполитов? Можно даже обосновать это тем, что православного личного состава сегодня в армии абсолютное большинство, то и замполиту из числа православных будет легче установить взаимопонимание с подчиненными. Правда, в войсках служит немало мусульман. В некоторых частях их 50% и более. Тогда придется готовить замполита и по канонам Корана. При определенных условиях в подразделении или части может сразу оказаться 2 замполита (православный и мусульманин), а также 2 священнослужителя — православный священник и мулла. Сейчас эта ситуация, судя по публикациям в открытых источниках, контролируется за счет уменьшения призывного контингента из регионов, где преобладает ислам. Однако эти искусственные барьеры не могут существовать вечно. Есть объективные причины, которые их разрушат уже в обозримом будущем. Во-первых, призывной молодежи из славян становится все меньше. Во-вторых, среди мусульман, особенно из горцев, военная служба всегда была престижна. А сейчас служба в армии еще и позволяет снизить финансовую нагрузку на семью. Сложилась парадоксальная ситуация: среди славян есть немало таких, кто хочет уклониться от службы, а среди мусульман готовы даже давать взятку за то, чтобы их призвали в армию. В-третьих, необходимо будет привлекать к работе с личным составом священнослужителей исламской веры. Сегодня, по данным СМИ, их принято в качестве военных священников всего, по разным данным, от 2 до 4 человек. Кстати, в Восточном в.о. проводит службы и буддийский священник. В частях создаются комнаты и иные места для молитв и культовых обрядов военнослужащих не православной веры.

Да и с атеистами, как и с представителями других верований не все ясно, каким образом поступать. Нельзя же весь личный состав подразделения вести в какое-то культовое помещение строем, как на мероприятие, невзирая на их отношение к вере. И с питанием, опять же возникают вопросы. Как и чем кормить мусульман и православных во время постов? Вряд ли это предусмотрено в меню солдатской столовой. Есть и другие «тонкости». Мусульманин, к примеру, 5 раз в сутки должен в строго определенное время и с соблюдением всех ритуалов совершить намаз — прочитать 5 обязательных молитв. В утренние часы это бывает раньше общего подъема. А в пятницу ему положен день отдыха. Уверены, что такая возможность есть у военнослужащего далеко не всегда. К тому же, при соблюдении всех религиозных предпочтений и канонов, значительно усложняется процесс комплектования и боевого слаживания экипажей, расчетов, караулов, дежурных смен и т.п. Возможно появление рисков конфликтных ситуаций на религиозной почве.

Демографические изменения в призывном контингенте, как уже отмечалось, приведут к росту числа военнослужащих, исповедующих ислам. Надо сказать, что эту проблему видят не только в России, но и за рубежом. Так, еще в 2010 году польское издание «Polska Zbrojna» опубликовало прогноз о том, что в ВС РФ скоро будут преобладать мусульмане. Об этой же тенденции написало и израильское издание «Polosa» в 2013 году с двусмысленным названием «Ислам проник в российскую армию». Но это не единственная сложность, которая может возникнуть при таком многонациональном и мультирелигиозном составе военнослужащих российской армии. В этой связи сам собой напрашивается вывод о том, что, при сохранении принятого курса, религиозную составляющую придется включать в профстандарт подготовки командира и замполита в военных учебных заведениях и в курсовые программы повышения квалификации.

Гладко было на бумаге…

Насколько можно судить по выступлениям и публикациям в открытой печати, не все идет гладко и далеко не всегда в строгом соответствии с задуманным. За прошедшие четверть века так и не удалось завершить формирование эффективной смешанной религиозно-светской системы духовно-нравственного воспитания личного состава. Еще сложнее, на наш взгляд, обстоят дела с поддержанием требуемого уровня морально-психологического состояния войск, необходимого для успешного ведения боевых действий. Более того, как отмечается в некоторых публикациях, под устои боевого духа и воинского братства заложена религиозная «мина замедленного действия». Хотя специфика закрытых мужских коллективов в армии и без того содержит немало конфликтных предпосылок, стрессогенных факторов и психотравмирующих причин.

Как и в любом масштабном деле, трудности есть и у священников, и у армейских воспитателей. Например, по отзывам военных священников, сложно выстраивается взаимодействие с офицерским составом и членами их семей. Здесь называют разные причины, в том числе и разрозненное проживание семей в условиях города или гарнизона. Церковные таинства и обряды не всегда можно уложить в отведенное распорядком дня время. Сложно пока организовывать церковную службу в полевых условиях. Военных священников в ВМФ планируется первоначально вводить в экипажах подводных лодок, но пока сообщений о таких назначениях в открытой печати не встречалось. Оно и понятно почему. Здесь требуется определенная подготовка, включая психологическую готовность к пребыванию в замкнутом пространстве и на глубине в течение длительного времени.

А с подбором кадров военных священников дело и так обстоит не просто. Ведь для этого нужен достаточно молодой, физически крепкий мужчина и желательно с опытом военной службы. Хотя последнее поправимо. Для кандидатов от РПЦ проводятся специальные курсы на базе учебных заведений и центров подготовки ВС РФ. Бывали случаи, когда командиры пытались ставить священникам задачи по укреплению воинской дисциплины и правопорядка, хотя это не входит в их функции. Да и с мотивацией не все благополучно. Зарплата военных священников на деле оказалась в 2 раза ниже, чем ранее обещал А.Э. Сердюков — всего около 20 тыс. рублей. Прокормить на эти деньги свою семью с несколькими детьми священнослужителю практически невозможно. Стало быть, военные священники будут вынуждены искать дополнительные возможности. Частично эти вопросы решаются внутри РПЦ за счет назначения их для одновременного служения в церквах и храмах. И в этом случае трудно определить, где и какая из церковных служб (в армии или в храме) на деле является совместительством.

В работе военного священника и замполита сохраняется немало перекрестных функций. Вызывает, к примеру, сомнение в целесообразности привлечения священников к проведению занятий в системе ОГП, а теперь ВПП. Для этого есть другие формы и методы общения с верующими солдатами и сержантами. Да и далек пока еще в нынешней военно-религиозной системе батюшка от реальных нужд и забот личного состава. Ведь его рабочее место — при командире дивизии или бригады. А вся основная работа по боевой, духовно-нравственной и морально-психологической подготовки военнослужащих сосредоточена в ротном звене. Поэтому работа здесь остается зоной ответственности и сферой влияния ротного командира и замполита. Силы, средства и возможности для ее улучшения необходимо изыскать, иначе успеха не достичь. Для примера: в мотострелковом полку по штату, как правило, было 33-37 замполитов батальонного и ротного звена и им равных. И они всегда находились вместе с подчиненным личным составом в мирное и военное время. Но в настоящее время их служебное положение непонятно. Сообщения в СМИ разнятся, официальных сведений в открытом доступе нет. То ли они переаттестованы и назначены на новые должности, то ли просто переназначены. Или, может быть, роты вообще остались без замполитов? На данный момент на сайте минобороны РФ такую информацию найти не удалось. Есть надежда, что в ближайшее время эта ситуация прояснится. Возможно, это связано с внесением подготовленных изменений в общевоинские уставы ВС РФ.


Окончание следует…

Автор:Михаил Сухоруков
Использованы фотографии:http://pobeda.ru/12-18-marta-2018-goda.html
 
Вверх
Ответить с цитированием

Социальные закладки

Метки
безопасность

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Загрузка...