RUFOR.ORG

Вернуться   RUFOR.ORG » Военное дело, законы, безопасность » Военное дело и безопасность

После регистрации реклама в сообщениях будет скрыта и будут доступны все возможности форума
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 04.01.2019, 21:31   #1
ezup
Amused
 
Аватар для ezup
ezup на форуме
Чебуралиссимус
По умолчанию Замполиты-политруки, но уж точно не комиссары. Часть 2

Сегодня эта работа идет полным ходом. Хотя сообщения о том, что уже сделано, а что еще только предстоит осмыслить и сформулировать до общественного сознания доводятся с задержками и, по понятным причинам, не в полном объеме. Поэтому начнем с попытки разобраться в том, что известно из разных интервью нового начальника ГВПУ, комментариев журналистов и военных экспертов, опубликованных в СМИ. При этом отметим, что некоторые издания ссылаются на имеющиеся у них проекты документов касательно создания новых военно-политических органов, которые пока не опубликованы в открытой печати. Поэтому придется проводить наш экспресс-анализ не по опубликованным документам, а по их пересказу в публикациях журналистов и по комментариям военных экспертов. В этой связи возможны некоторые неточности, однако общий алгоритм действий уже сформировался. Более того, два из трех обозначенных в выступлениях генерала А.В. Картаполова этапа создания ГВПУ и подчиненных ему структур по ранее названным срокам их реализации уже должны быть пройдены.


Разработка нормативной базы для структур ГВПУ

Точкой отсчета и основным вектором в военно-правовой работе по формированию нормативной базы по созданию нового главка, безусловно, необходимо считать указ Президента РФ от 30.07.2018 года №454. Этим документом на минобороны в лице ГВПУ возложены новые обязанности по организации военно-политической работы с сохранением прежних функций ГУРЛС по обеспечению правопорядка, воинской дисциплины, морально-психологической подготовки и воспитания военнослужащих. Видимо, случайным образом восстановление в армии должностей замполитов совпало со 100-летием создания первых партийно-политических органов и введением должностей комиссаров в Красной Армии.

Как всегда, при определении правовой основы и основных функций новой структуры главка внутри центрального аппарата минобороны, требуется определить или уточнить понятия и термины в рамках военно-правовых нововведений. И начинать необходимо с определения содержания, смысла и сути собственно военно-политической работы. Известный российский юрист Дерешко Б.Ю. предлагает в современном понимании и на основе функционального подхода такое определение: «Военно-политическая работа представляет собой организационную и практическую деятельность командиров (начальников) и органов военно-политической работы по проведению государственной военной политики в Вооружённых Силах Российской Федерации, формированию государственно-патриотического мировоззрения военнослужащих, мобилизации личного состава на успешное выполнение поставленных задач». Видимо, это определение нуждается в дополнительном обсуждении в профессиональном сообществе с возможностью внесения уточнений, текстовых и смысловых корректив. Однако для первичного анализа оно, на наш взгляд, вполне подходит, поэтому примем его за основу. Опираясь на приведенное определение, прежний опыт партийно-политического строительства в армии и здравый смысл в военном деле неизбежно получим, с известным приближением, потенциально результативный и работоспособный конструкт военно-политической системы в российской армии. Перечислим наиболее важные, на наш взгляд, организационные аспекты, относящиеся к этой военно-административной системе и обозначим, в какой стадии, по данным открытой печати, находится решение по ним:

1) наличие организационно-штатной и строго определенной вертикали подчиненности военно-политических работников от ротного звена и до центрального аппарата МО РФ во главе с замминистра обороны (по сообщению генерала Картаполова организационная структура министром обороны утверждена, а положение находится в стадии согласования);

2) формирование военно-политического аппарата в полковом звене, позволяющего успешно решать любые задачи в мирное и военное время (к 1-му декабря 2018 года должно было состояться назначение заместителей командиров полков (и отдельных частей тоже?);

3) создание военно-политических органов в отдельных частях, соединениях и объединениях (в стадии обсуждения ближайших перспектив);

4) развертывание окружных и по видам (родам) войск военно-политических структур со штатами, позволяющими решать задачи военно-политического и иного обеспечения в интересах повышения боеготовности и боеспособности подчиненных войск, сил и средств, выполнения учебно-боевых и других задач по предназначению (развернутого комментария не опубликовано);

5) формирование организационно-штатной структуры ГВПУ минобороны, способной оперативно и результативно реагировать на любые агрессивные проявления и вызовы со стороны потенциального противника и террористических формирований, сохраняя высокий боевой дух, патриотический настрой и готовность военнослужащих инициативно (самостоятельно) пойти на осознанный риск при выполнении боевых задач и в случае внезапного нападения противника. Организационная структура нового главка, в основном, сформирована, хотя возможны и некоторые коррективы.

Перечисленные этапы формирования военно-политического контура в системе управления войсками в столь сжатые сроки является весьма сложной задачей, требующей участия всех заинтересованных сторон. Далее на этапе апробации и отработки функционирования военно-политической системы потребуется выявление всех «узких мест», нестыковок, нарушений взаимодействия, параллельностей в функционале и других неувязок. Так что 2019 год станет в полной мере стартовым не только в связи с введением военно-политической подготовки в войсках по новым учебным программам, но и позволит отладить четкое функционирование всей системы военно-политической работы в войсках.

В целях создания правовых основ для успешного проведения военно-политической работы в ВС РФ и правового сопровождения формирования новой организационно-штатной структуры генерал Дерешко Б.Ю. предлагает разработку внутренних нормативных актов минобороны проводить в рамках 2-х основных групп документов. Военный юрист предлагает выделить по функциональному предназначению: а) документы, регулирующие военно-политическую работу в повседневных условиях; б) документы, определяющие порядок проведения военно-политической работы в особых (боевых) условиях. Необходимо также дополнить обязанности командиров и начальников всех уровней положениями о необходимости участия в военно-политической работе в пределах своей компетенции.

Поскольку генерал А.В. Картаполов пояснил, что на отработку организационной структуры и нормативных документов будет еще время в течение всего 2019 года, то за этот период вполне можно апробировать на жизнеспособность созданную военно-политическую систему в войсках, устранить выявленные недочеты и внести необходимые коррективы. А задачи перед новой политико-воспитательной системой стоят далеко не простые. Более того, многие проблемы являются застарелыми, возникшими в прежние времена и, в силу разных субъективных и объективных причин, нерешенными до сих пор.

Вызовы и проблемы в армии, стоящие перед замполитами

В свое время в социологическом центре минобороны было проведено социологическое исследование на тему: «Российская армия: социальные проблемы и способы их решения». Судя по тексту и приводимым в нем некоторым датам данное исследование, скорее всего, проводилось в 2012-2013 годах. Результаты его были размещены в свободном доступе, что случается не часто.

В опубликованных материалах в качестве основного посыла отмечается, что в вооруженных силах социальные проблемы существенно обострились и требуют оперативного решения. В их числе было выделено 9 наиболее актуальных проблем, многие из которых, судя по публикациям в открытых источниках, не решены до сих пор. Они станут «тяжелым наследством» для вновь созданных военно-политических структур. Попробуем перечисленные в результатах исследования проблемы сгруппировать по принципу возможности их решения совместными усилиями военно-политических работников.

1. Объективные проблемы, существующие в российском обществе и сказывающиеся на состоянии Вооруженных сил. Они по отношению к армии носят внешний характер и не подлежат разрешению усилиями системы ГВПУ. К ним надо отнести следующие из выявленных военными социологами проблем:
— до 90% призывников являются выходцами из семей, чье положение «резко ухудшилось за время реформ»;
— снижение «качественных характеристик призывного контингента»;
— падение позитивной мотивации к военной службе и рост числа «отказников»;
— незавершенность реформ системы комплектования и организационной структуры ВС РФ;
— более двух третей офицерского состава, даже после проведенных индексаций, «оценивают свое материальное положение как посредственное».

2. Проблемы, решение которых входит в «зону ответственности» военно-политических органов и замполитов:
— необходимость «формирования оборонного сознания»;
— до 70% офицеров и прапорщиков оценивали состояние своих подразделений как неспособными «выполнять боевые задачи»;
— произошла «значительная ценностная переориентация военнослужащих».

Здесь приведены лишь некоторые из основных аспектов проблем, выявленных в ходе упомянутых социологических исследований в армии. И как видим, далеко не все из них решаемы на уровне ГВПУ и заместителей командиров по военно-политической работе. Требуется активизация и консолидация усилий в масштабе государства и общества, чтобы добиться позитивных результатов в повышении боеготовности и усилении боеспособности российской армии.

Время прошло, а улучшения видны не во всем

А теперь попробуем актуализировать приведенные выдержки из исследований армейских социологов примерами и фактами сегодняшнего дня. Так, число граждан по официальной статистике, проживающих на уровне черты бедности и за ее нижним пределом составляет на декабрь 2018 года, по разным оценкам, от 20 до 22 млн. человек. Из этого следует, что комплектование Вооруженных сил, особенно контингентом по призыву, продолжается, в основном, за счет выходцев из материально неблагополучных семей. Не вызывает сомнений и снижение качественных показателей здоровья и уровня общеобразовательной подготовки призывников, да и контрактников тоже. Ведь часто военная служба будущего контрактника тоже начинается с призывного пункта.

А началом патриотического воспитания в армии для многих становится знакомство с отечественной историей. Как показывают опросы и результаты социологических исследований, молодежь призывного возраста, в своем большинстве, не знает даже самых известных событий российской истории и имен героев-защитников Отечества.

Сегодня не так уж много юношей призывного возраста стремятся из патриотических побуждений надеть военную форму и встать в ряды вооруженных защитников Родины. В начале октября начальник Главного оргмобуправления Генштаба генерал Е.В. Бурдинский сообщил о снижении в 2 раза числа уклонистов в осеннем призыве 2018 года. При этом по его данным, как сообщило информагентство REGNUM со ссылкой на интервью генерала в «Российской газете», в армию осенью 2018 года планировалось призвать 132500 человек. Правда, днем ранее министр обороны на селекторном совещании назвал другую цифру. Из указанных 132500 человек непосредственно на службу в ВС РФ будут направлены 118440 призывников. Остальные 14060 человек, видимо, предназначались для пополнения других силовых структур.

В публичном пространстве циркулируют различающиеся данные о числе «уклонистов» и «отказников» от армейской службы. Надо признать, что времена киногероя — солдата Ивана Бровкина, стремившегося попасть на военную службу, канули в лета. Сейчас чаще можно встретить тех, кто всеми правдами и неправдами стремится уклониться от исполнения своего долга по защите Родины. Опять же начальник упомянутого выше главка Генштаба сообщил, что в настоящее время по сравнению с 2016 годом число уклонившихся от призыва существенно снизилось и составило 1600 человек. Однако, это как-то не совсем совпадает с данными, которые были представлены в Госдуме в апреле 2018 года. Тогда речь шла о том, что примерно 164 тысячам призывников-уклонистов не удалось вручить повестки из военкоматов. Законодатели в связи с этой проблемой разработали поправки в закон, обязывающие призывников под страхом наказания самостоятельно являться в военкомат за неполученной ими повесткой в армию. Видимо, мы «пожинаем плоды», вызванные снижением престижа военной службы, а также от недостаточного качества военно-патриотической работы с допризывной молодежью. Да и среди взрослого населения, мужская часть которого в значительной мере относится к запасу и резерву Вооруженных сил, с этим не все благополучно. Хотя в последнее время несколько активизировалась военно-историческая и поисково-реконструкторская работа.

Безусловно, позитивный, на наш взгляд, эффект будет иметь проведение военно-исторических диктантов, о которых сообщил генерал А.В. Картаполов. Первый из них приурочен к 23 февраля. Он будет посвящен знанию истории нашей армии. Второй пройдет в канун 9 мая и охватит период Великой Отечественной войны. Однако на этом нельзя останавливаться. Такие мероприятия с привязкой к датам, конечно, могут стать ежегодными. Но это разовые духовно-патриотические формы воздействия, а востребована непрерывная с максимальным охватом участников военно-патриотическая работа. Без скидок на отдаленность от культурных и военно-исторических центров, на нехватку каких-то материалов и иных ресурсов. Для каждой ситуации есть свои формы и методы военно-патриотической работы и их надо активнее применять с пользой для общего дела.

Сдерживающим, а часто препятствующим фактором улучшения ситуации в войсках является незавершенность когда-то начатой реорганизации ВС России. При прежнем министре обороны была предпринята попытка перевести армию на американскую бригадную модель. В бригады стали реорганизовываться дивизии. Было во многом повреждено, а в ряде случаев, разрушено звено дивизия-армия в контуре боевого управления войсками. Как видим, сейчас все возвращается на круги своя. Возрождаются дивизионные и армейские структуры. Частям и соединениям возвращаются прежние и присваиваются вновь легендарные наименования времен Великой Отечественной войны. Все это, безусловно, внесет свой вклад в военно-патриотическую работу и повышение боевого духа в войсках.

В наши дни резко повысились требования к боевой выучке войск. Тренировки, учения и внезапные проверки боевой готовности вновь стали повседневной армейской практикой. Ускоренными темпами идет перевооружение армии и ввод в эксплуатацию сверхсовременных и уникальных видов и систем оружия и боевой техники. Теперь важной задачей командиров и их заместителей по военно-политической работе становится организация учебно-боевой работы и морально-психологической подготовки по успешному освоению, а при получении приказа, и по боевому применению этой современной техники и вооружения.

В целом, позитивные перемены в ВС РФ уже дают свои результаты. В ходе недавних опросов ВЦИОМ, 92% россиян выразили уверенность в том, что ВС России способны отразить внезапную агрессию и противостоять любому противнику. Для сравнения: в 2013 году этот показатель составлял всего 66% и был ниже нынешнего почти на треть.

Продолжение следует...

Автор:Михаил Сухоруков

Использованы фотографии:arms-expo.ru
 
Вверх
Ответить с цитированием

Социальные закладки

Метки
безопасность

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Загрузка...