Показать сообщение отдельно
Старый 03.06.2019, 12:16   #36
ezup
Amused
 
Аватар для ezup
ezup вне форума
Чебуралиссимус
По умолчанию Re: Борьба с коррупцией в России

Почему полковники ФСБ считают деньги грузовиками?

Полковник — звание хлебное?


Когда не так давно мы узнали об аресте полковника Захарченко, на тот момент сотрудника антикоррупционного управления МВД, и об изъятии у него девяти миллиардов рублей наличных денег, законность происхождения которых была, мягко говоря, под большим сомнением, показалось, что дальше уже некуда. Причем это было не просто вызывающе нагло, но и вызывающе глупо: согласитесь, хранить у себя такую сумму наличными можно только не от большого ума.




Но дно оказалось пробито довольно быстро. На днях был арестован полковник ФСБ Дмитрий Черкалин, и у него было изъято уже не девять, а двенадцать миллиардов рублей. Или, как быстро подсчитали сетевые любители статистики, «полтора КамАЗа». Это много даже в долларах — под двести миллионов, кажется. И для рядового россиянина звучит дико и невероятно: многие ведь ещё помнят времена, когда у рядового полковника, помимо мундира, было два-три выходных костюма и «Жигули» (от силы).

Вопрос «откуда деньги» ни у кого затруднений не вызвал. Дмитрий Черкалин был весьма солидной фигурой в ФСБ, курировал взаимодействие с банковским сектором, от него во многом зависело благосостояние и благополучие любого российского банкира. И понятно, что погреть руки у этого «костерка» можно было очень даже неплохо. В частности, только по одному эпизоду, инкриминируемому Черкалину, он (предположительно) получил 850 тысяч долларов.

И все-таки масштаб теневой деятельности небольшого «надомного кооператива» полковника ФСБ просто поражает. Ведь даже таких немаленьких взяток нужно сотни, чтобы собрать двенадцать миллиардов. А ведь он наверняка далеко не всю выручку держал под диваном – скорее всего, львиная доля осела где-нибудь за рубежом, а то и вложена в какую-нибудь криптовалюту, чтобы, как говорится, и концов не найти, и конфискаций в принципе не бояться.



Кстати, есть и ещё более впечатляющая версия – якобы эта огромная сумма наличных есть не что иное, как средства, собранные для передачи подельникам и некоторым другим заинтересованным лицам. Ведь мы живем в России и понимаем, что даже самую высокую крышу все равно кто-то «крышует». Но тут у нас никаких доказательств нет, а на одних догадках обвинение не построишь. Так что успокоим свою фантазию и обратим внимание ещё на некоторые факты.

Сквозная респектабельность


Расследование, проводимое по делу Черкалина, привело к тому, что в розыск были объявлены экс-руководители одного из довольно авторитетных российских банков, «Еврофинанс Моснарбанк». Это Владимир Столяренко и Александр Бондаренко, сейчас скрывающиеся (предположительно) в США. Банк считается (или считался) авторитетным, поскольку в свое время (в 2003 году) был создан путем слияния активов «Моснарбанка» и АКБ «Еврофинанс». Те, в свою очередь, уходят корнями ещё в советские времена: они относились к структурам советского «Moscow Narodny Bank Ltd» (Лондон) и «Парижского коммерческого банка для Северной Европы», также вроде бы имевшего прямое отношение к советской банковской системе.

Да и обе упомянутые фигуры были на весьма хорошем счету: считались одними из лучших профессионалов в своем деле. Достаточно сказать, что Владимир Столяренко был членом наблюдательного совета Гарвардского клуба в Москве, а заодно, вы не поверите, членом общественного совета ФСБ. То есть международная, можно даже сказать, «сквозная», респектабельность от Сиэтла до Владивостока.

И вдруг такой конфуз. Коррупция, розыск, полтора грузовика «грязной» налички…

По версии портала «Версия», изъятые миллиарды могут быть связаны в том числе с разделом собственности бывшего крупнейшего девелопера (застройщика) Москвы Михаила Рудяка, умершего ещё в 2007 году, имущество которого до сих пор, оказывается, не дает покоя многим нашим согражданам. Однако это тоже не более чем версия. И относиться к этому мы должны с изрядной долей осторожности. Да и сомнительно это выглядит именно потому, что как-то не верится в честного, неподкупного чекиста, который долгие годы верой и правдой служил Отечеству и народу и только перед выходом на пенсию решил отщипнуть себе кусочек от бесхозного пирога. Мы, повторюсь, живем в России, и верить в такие сказки давно уже отвыкли…

И все-таки, сколь интересным не было бы конкретное дело полковника Черкалина, ещё интереснее вопросы, которые оно ставит перед обществом в глобальном, так сказать, смысле.

Вопросы, вопросы…


Прежде всего, и это самое простое: действительно ли все так хорошо у нас в ФСБ, которую на протяжении многих лет ставят всем в пример как образец неподкупности и профессионализма? Вопрос отнюдь не праздный – Черкалин ведь далеко не последний человек в ФСБ, это начальник Отдела по борьбе с коррупцией Службы экономической безопасности данного грозного ведомства. С такой должности, да при хороших результатах работы, можно так высоко наверх скакнуть, что из кабинета и «вид на Кремль» появится. А с другой стороны, именно на компромате таких вот черкалиных вербуют иностранные разведки.


Понятно, что по роду своей деятельности полковник Черкалин не был допущен к действительно важным государственным тайнам, относящимся к разведке, контрразведке, шифрованию и так далее. И все-таки, как я уже сказал, он был буквально в паре шагов от них. И это очень тревожно…

С другой стороны, сам я не разделяю точки зрения наших «всепропальщиков», которые истерически визжат сейчас о насквозь прогнившей и коррумпированной системе. Вот если бы Черкалин продолжил «крышевать» и рейдерствовать, мы могли бы об этом говорить. Но его, равно как и его подельников, арестовали и препроводили в следственный изолятор. И рассказы про то, что он просто «не тому занёс», давайте оставим адептам веры в напрочь слитые полимеры – в конце-то концов, раньше же он «кому надо» заносил. А если так, если была у него «крыша» уровня начальника ФСБ (не ниже, ибо для остальных он либо почти равный, либо и сам уже «пахан»), то что сейчас пошло не так?

В этом смысле власти действительно не позавидуешь – за последние годы было множество знаковых арестов коррупционеров, начиная от губернаторов типа Хорошавина и заканчивая экс-министром экономического развития Алексеем Улюкаевым, недавним арестом сенатора Арашукова и т.д., но каждый из них почему-то вызывает у нас очередную волну ненависти к власти и тем, кто эти аресты санкционирует. То есть для Кремля в этом смысле «всюду клин» — и не бороться уже нельзя, это очевидно, и борьба больше бьет по репутации власти, чем улучшает отношение к ней.

Конечно, власть могла бы почти по пути принципиального преследования всех, кто хоть как-то нарушил закон. Но мне, например, не очень понятно, сколько человек у нас тогда сядет. И это отнюдь не праздный вопрос – все мы пережили девяностые, нулевые, все мы помним, что если не воровали, то подворовывали тогда буквально все – от кремлевских бонз до мужиков, с помощью «болгарок» разбирающих какую-то металлоконструкцию, оставшуюся без присмотра хозяев.

Да, одни грабили и мародерствовали, а другие выживали. Но с точки зрения закона все мы, даже те, кто просто получал львиную долю зарплаты «в конверте», — преступники. И если уж подходить с мерками столь любимого сейчас многими товарища Сталина, сажать придется миллионы, расстреливать – сотни тысяч. Это для ясности, что называется, «по чесноку», чтобы без иллюзий и криков «а меня-то за что?!»…

И хотя настоящей справедливости хочется до крика, до скрежета зубовного, иногда кажется, что терпеливый товарищ Путин все-таки будет помудрее нас, жаждущих массовых расстрелов. И его аккуратность в этом вопросе – компромисс вынужденный и во многом оправданный.

Только вот не знаю, не опоздал ли он с этим. Потому что, если уж совсем честно, начинать нужно было не два-три года назад, а сразу, в начале нулевых. Аккуратно, но непреклонно. И сейчас общество было бы гораздо более здоровым, а власть – ответственной и компетентной на всех уровнях.

Но пока, увы, что есть, то есть. И не покончив с черкалиными и захарченко на подъеме, в период относительного благополучия, мы начинаем получать помянутые негативные последствия реальной борьбы с коррупцией сейчас, когда в обществе разброд и шатание.

И в заключение. Согласно данным генпрокурора, количество сотрудников ФСБ, арестованных за взятки в 2018 году, вдвое превысило аналогичный показатель 2017 года. Это для сведения тем, кто будет кричать, что одного арестовали («не тому занес», мы помним), а на самом деле никакой борьбы с коррупцией нет.



Автор:Виктор Кузовков
 
Вверх
Ответить с цитированием